Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

сфинкс

История и пропаганда

Шла на днях по Москве, в переходе под Арбатскими Воротами. Глаз упал на рекламный экран. А на нем некая батальная сцена и надписи: «9 октября. 1760 год. Русские войска победоносно вошли в Берлин. Семилетняя война»

Иду себе мимо и думаю: представим себе, что в Париже, где-нибудь на Вандомской площади, висит экран. На нем батальное полотно и надпись: «14 сентября. 1812 год. Французские войска победоносно вошли в Москву. Наполеоновские войны» Как вам? Дичь какая-то. То ли дело в Москве. Русские войска вошли в Берлин! Патриотизм, однако. В духе времени.

Историю войны в Восточной Пруссии, кстати любопытно прочитать. Россия к 1763 году ничего в ней не приобрела «кроме военного опыта».

В Берлин 9 октября 1760 года русские части под командованием графа Готтлоба Курта Генриха фон Тотлебена, «саксонского авантюриста и русского генерала, таки вошли. Но вскоре вышли «за недостатком войск для удержания столицы Пруссии».

По политическим соображениям Россия в этой войне неоднократно то «входила», то «выходила».
История, однако.

История куда интереснее пропаганды. Но пропаганда, увы, делает историю.
сфинкс

(no subject)

Спасибо огромное всем за поздравления!
Не успеваю отвечать на комменты, интернет - урывками.

Пытаюсь притерпеться к Парижу. Кто мне обещал уютный город? Ха!
Прогулка ясным июльским днем по Елисейским Полям - ад агорафоба. В полночь несколько лучше, но тоже людно. :)
Мой телефон намекает, что вчера я сделала 20 тысяч шагов по этому городу.

Лучшими впечатлениями дня были вечерняя месса в Нотр-Дам и час ленивого любования четверкой французских парней, играющих в шары перед церковью Сен-Жермен-л'Оксеруа (говорят, в 1572 году именно отсюда прозвучал призыв к резне в Варфоломеевскую ночь).

Как получать удовольствие, любуясь архитектурой и видами Парижа, я пока не разобралась. Тут всего и всех СЛИШКОМ МНОГО.

Зато оказалось, что мы сняли очень уютную квартирку. Из трех огромных окон открывается умиротворяющий вид на глухую стену соседнего дома, сплошь увитую виноградной лозой. И тихо-тихо. Только голуби с утра воркуют как звери.

сфинкс

Умирающий лев Люцерна

Завораживающе печальный и прекрасный монумент превратностям солдатских судеб.
Памятник швейцарским наемникам, защищавшим Тюильри и французского короля Людовика XVI во время Великой Французской революции. Они какое-то время вполне успешно обороняли дворец, но король запретил стрелять по своему народу из орудий. Народ взял дворец и вырезал швейцарскую гвардию, защищавшую короля. Потом и королю отрубили голову.
Во время злосчастного штурма один из лейтенантов был в отпуске, в родном Люцерне. Потому и выжил. Потрясенный гибелью сослуживцев он решил поставить монумент в память о них. По политическим причинам пришлось ждать чуть более 20 лет. Но он был упорен, этот лейтенант, как истинный швейцарец...

сфинкс

Историческое

Старательно увиливаю от политических дискуссий. Отшучиваюсь, что предпочитаю подождать, пока происходящее станет историей. Мол, история нас рассудит.
Так и история иной раз бьет по голове. Больно!
Беседовали за обедом с мужем про актуальное. И он вдруг обмолвился, что ПОМНИТ Карибский кризис. И я вдруг осознала, что да, таки он может его помнить.
Хожу несколько часов как пыльным мешком стукнутая. С кем я живу!?
И стараюсь не думать, что же я такое помню, что сейчас воспринимается как "история давно минувших..."
Черт, как быстро идет время!
сфинкс

Геену Огненную видали? Так вот.

Так на самом деле выглядит долина сыновей Енномовых – Долина Гинном, где в древности совершались жертвоприношения Молоху.

Сейчас это очень тихое место, где хорошо думать о вечном.


геена
сфинкс

Меня окружают древние греки

Отчего-то всплывают в памяти к месту и не к месту. И выпрыгивают из самых неожиданных контекстов.

На Курсере очень забавный философский курс по диалогам Платона. Лектор только, что шариками на носу не жонглирует. Шутки-прибаутки-притопы-прихлопы. Но хороший курс. Не в ущерб логике и смыслу. В очередной раз перечитываю Апологию Сократа.
Параллели, которые она ассоциативно навевает, приводят в содрогание.

Читаю фик по древнему Риму, а в памяти почему-то всплывают сюжеты Эсхила и Эврипида. Обещала автору рецензию, а писать торможу - кажется я вчитываю свое, нужно ли ему оно?

Выхожу с рынка, предстоит пройти через подворотню. В поворотне стоит компания из трех молодых мужчин потертого вида и попивая нечто из прямоугольных пакетов возбужденно переговаривается. Внутренне подбираюсь, присматриваюсь и навостряю уши. Вижу, что пакет у них - виноградного сока. Проходя мимо разбираю обрывок реплики:
- ... в бочке жил. Его еще Александр Великий сильно уважал. Проси, говорит, у меня, что хочешь. А он царю - отойди, давай, солнце не засти. Александр ему потом ноги целовал...
Мой внутренний критик не сдержался и прокомментировал, что вряд ли Александр Диогену ноги целовал.
Но сама сцена в подворотне!...
сфинкс

Традиционные ценности, национальные традиции, духовные скрепы, моральные устои...

Читаешь так, исторический обзор сравнительно недавнего прошлого - что там, трехсот лет еще не прошло! - и спотыкаешься глазами:

"К середине 18-го столетия российские законодатели все более укреплялись в той мысли, что применение пытки надлежит ограничить. В проекте нового Судебного Уложения (т. н. Уложения 1742 г.) была предпринята попытка законодательно закрепить ограничения на пытку рожениц и беременных женщин, детей до 12 лет и стариков старше 70 лет, а также сумасшедших. Впоследствии этот проект дополнялся ограничением на пытку в отношении лиц, принадлежавших к восьми первым рангам "Табели о рангах", минимальный возраст пытаемых поднимался до 15 лет, вводился запрет на пытку лиц дворянского сословия и пр. Хотя эти предложения официально не вступили в действие ( поскольку сам проект Уложения 1742 г. не был принят ), тем не менее, идеи о введении различных ограничений на пытку вовсю уже витали в воздухе."

Не, некоторый прогресс в плане гуманизма все же происходит. Не так, чтобы очень, но все таки...

А вот с коррупцией чиновников - никаких подвижек. Все так узнаваемо. История следствия по делу Дарьи Салтыковой.
сфинкс

Глоток бензина для умирающего кота

Настроение у меня вчера вечером и сегодня утром было исключительно кислое. До тех пор, пока я не открыла френд-ленты в ЖЖ и дайри и не обнаружила чудесное от arashi_opera

Подполковник Джон Малькольм Торп Флеминг Черчилль служил командиром отряда коммандос во Второй мировой войне, воевал во Франции, Норвегии, Югославии, был награждён Военным крестом и двумя орденами «За выдающиеся заслуги». Боевые товарищи называли его «Безумный Джек», хотя более точным переводом было бы «Е...нутый Джек».

Почему? Ну, хотя бы потому, что он вёл солдат в бой, будучи вооружён мечом, луком со стрелами и волынкой. Почему мечом? Потому что, сэр, «офицер, идущий в бой без меча, экипирован неподобающе»!

Что из многочисленных легенд о Джеке Черчилле - преувеличение, а что правда, трудно сказать. Но в целом его история выглядит так...

Джек Черчилль родился в Гонконге, окончил Королевскую военную академию в Сандхёрсте и десять лет прослужил в Манчестерском полку в Бирме. Занимался он в армии в основном тем, что гонял по Индийскому полуострову на мотоцикле из конца в конец (как-то раз проехал 1500 миль от Пуны до Калькутты), раздражал командиров («Как вы посмели выйти с зонтиком на смотр?! - Но ведь идёт дождь, сэр!») и учился играть на шотландской волынке. Кстати, прекрасно научился: на британском конкурсе волынщиков в 1938 году занял второе место, будучи, между прочим, единственным англичанином среди 70 участников. Ещё он отлично стрелял из лука и благодаря своим талантам даже снялся в нескольких фильмах, в том числе в «Багдадском воре». Джек был настолько хорошим лучником, что в 1939 году представлял Великобританию на чемпионате мира по стрельбе из лука. Но больше всего на свете он любил две вещи - войну и Шотландию. Когда началась война, вышедший к тому времени в отставку Джек возликовал и прямо-таки бегом побежал записываться добровольцем. Волынку, лук и меч он, конечно, взял с собой.
...
Джек Черчилль тихо скончался в своём доме в Суррее в 1996 году, в возрасте 89 лет. В долгом счастливом браке с шотландкой Розамунд Денни у него родились двое сыновей, Малькольм и Родни.

Советую пройти по ссылке и прочесть целиком.

Я прочла, оглянулась по сторонам, смотрю: "А жизнь-то налаживается!"
сфинкс

Любопытная история

Развлечения ради, не подумайте плохого, читаю итальянских блогеров пятнадцатого века.

"Стефано Инфессура, Иоганн Бурхард. Дневники. Документы по истории папства XV-XVI вв."

В комментариях обнаруживаю дивную историю.

"Стихотворения неизвестного происхождения, о которых говорит Инфессура, назывались паскино, или паскинадами (отсюда слово — пасквиль), и вели свое происхождение от следующего.

В XV в., во время земляных работ на улице Париоке, был найден против портняжной мастерской некоего Паскино античный мраморный обломок, составлявший, вероятно, часть мраморной группы либо Менелая, защищающего тело Патрокла, либо Аянта, несущего прах Ахилла (подобные группы находятся в настоящее время в музее Флоренции). Мраморный обломок был приставлен к стене мастерской Паскино, а после смерти этого портного римляне перенесли имя Паскино на мраморный фрагмент, который в конце того же XV в. был прикреплен к углу дворца Орсини (ныне министерство внутренних дел).

Вскоре на мраморном цоколе Паскино стали приклеиваться политические эпиграммы на злобу дня, главным образом против пап; эти эпиграммы получили название “паскинад”, от имени того же портного Паскино.

Будучи хорошим портным, Паскино стал одевать папу, кардиналов, прелатов и других “господ” апостольского двора. У Паскино язык был еще острее его иглы, и он нередко прохаживался по адресу того или иного прелата. “Господа” из апостольского двора внешне презирали остроты Паскино и считали позорным показать, что они задеты насмешками “какого-то” портного. Эта своеобразная терпимость папского двора ободряла Паскнно и вызывала в нем желание придавать еще большую колкость своим остротам. Разумеется, язвительные насмешки, злые уколы и крылатые словечки Паскино перелетали через частокол папского двора и передавались из уст в уста; они тем полнее удовлетворяли потребность римского населения в критике папской политики, чем суровее свирепствовала духовная цензура и чем сильнее папское иго давило все население Рима.

Портной Паскино постепенно превращался в папского обличителя, в античного цензора нравов, режущего правду в глаза сильным мира сего и неподлежащего за свои слова никакому наказанию. Этой безнаказанностью Паскино стали пользоваться разные насмешники и остряки, которые, во избежание наказания, приписывали Паскино все, что они сами создавали злого по адресу папского двора.

Вскоре “фирма” Паскико не столько шила, сколько острила, сохраняя своим главным клиентом главу римской церкви. Но вот Паскино умер, — паскинады, однако, остались и передавались от его имени. Под вывеской последнего противники папского режима жестоко нападали на него и в насмешках и издевательствах топили свою злобу. Но чувствовалась потребность широко распространять наиболее меткие и удачные остроты, усилить их общественный характер, сохранить их на долгое время и опозорить ими навсегда папский двор и папскую жизнь. И, разумеется, нельзя было выбрать лучшего места для их записи, чем мраморный цоколь Паскино, тем более, что само папское правительство клеило иногда на нем свои приказы и распоряжения.

Так появилась в Риме в XV в. “каменная” литература, анонимная, коллективная, злая, ядовитая. Многочисленные анонимные авторы вели между собою соревнование, и судьями являлись сами читатели: чем удачнее была эпиграмма, тем дольше она сохранялась на камне...
"